Игра Престолов » Мартин на Октоконе
Перевод Танца с Драконами

Мартин на Октоконе

Джордж Р.Р. Мартин пребывает на дублинской конвенции научной фантастики Окто-Кон, куда был приглашён в качестве почётного гостя. Зачитав главу Джона из «Танца с Драконами», писатель ответил на вопросы публики:

 

Как можно снятся в массовке сериала?

Мартин не знает. Говорит, что предложил HBO продать лицензию на право снятся в массовке.

 

Когда сериал выйдет в просмотр?
Мартин не знает точно, но полагает, что не ранее марта-апреля-мая следующего года, а может и осенью, если HBO решит отложить показ.

 

Покажется ли сам Мартин в сериале?
Возможно. Нам придётся посмотреть самим.

 

У Мартина много поклонников, и это прекрасно, но эти сукины дети укажут ему все его ошибки.

 

Как Мартин придумывает имена персонажей?

Выдумывает. Порой с именами сложно, некоторые ему даются нелегко. Молодым писателям часто советуют следовать закону неповторения имён персонажей — не стоит наделять разных персонажей именами, начинающимися на одну букву. Много лет Мартин следовал этому уставу — в одной истории не место Эдварду и Эдмунду. Это отличное правило, до тех пор пока у тебя есть не более 26 персонажей [колл. букв в английском алфавите]. Тогда Мартин нашёл источник вдохновления в английской истории, где всех подряд зовут Эдуард или Генрих, ну и Ричарды попадаются. Различать их писатель решил так, как это делают историки. Семейству Перси (графы Нортумберлендские) нравилось имя Генрих, но различия ради они добавляли каждому Генриху прозвище, как например Генрих Перси «Сорвиголова». Мартин хотел придать вот такой вот аромат реализма своим именам. Поэтому можно часто встретить имя Брандон. Помимо того, писатель старается придать каждой семье характерную индивидуальную структуру наименования потомства. Но что до трактирщиков…чёрт побери, как их то назвать? Когда имя подходит, знаешь, что это так; когда не подходит — поиск продолжается. У Толкина был дар к именам, а вот Мартин не лингвист и не преподаватель в Оксфорде, так что он и не надеется повторить именные успехи Толкина.

 

Много ли времени Мартин уделяет сериалу?

Как когда. Порой занимаясь другими вещами, мысли писателя возвращаются к сериалу. Осенью воскресенья становятся выходными ради просмотра Американского Футбола, но он работает всю остальную неделю. В остальное время года все 7 дней посвящены работе. Это не означает, что Мартин пишет всё это время. В работу писателя входят такие обязательства, как корреспонденция, одобрение обложек, подписка контрактов, отношения с 3-4 агентами, сделки связанные с кино-индустрией — всё это негативно сказывается на времени, остающемся для писания. Однако ПЛиО некогда не покидает его мысли. Бывают периоды, когда отлично пишется, и тогда Мартин выделяет писанию больше времени. В такие дни он начинает работать утром, настолько погружаясь в этот мир, что когда он останавливается, оказывается, что за окном уже стемнело. Это великолепные дни. Такие периоды могут длится неделями, за которые он успевает написать очень много. Но тогда запускается всё остальное, и издатели начинают звонить с требованиями, и ему приходится переключить на них своё внимание. Хотелось бы, что бы Мартинов было трое, либо вдвое больше часов в сутках.

 

Перед тем, как Мартин начинает писать новую книгу, насколько насколько детально он развивает сюжет?

Когда он начал писать, ничего не обдумывал заранее, а лишь имел весьма общее представление о персонажах. Это всё усложняющийся со временем процесс. У писателя много поклонников, и это прекрасно, но эти сукины дети укажут ему все его ошибки.

 

Помогают ли Мартину его фаны в отслеживании деталей?

У писателя есть свои записки. Его ярый поклонник Ран (половинка www.westeros.org) помогает уточнить цвет глаз персонажей и другие детали в которых Мартин сомневается. Кстати о цвете глаз — писатель сожалеет, что вообще наделил персонажей таким описанием. Некоторые вещи можно найти функцией поиска, задав имя персонажа, но цвет глаз невозможно, это слишком общий параметр.

 

Магия должна быть таинственной

 

Проработаны ли у Мартина законы магии?

У Мартина нет проработанной системы магии. Некоторым писателям это подходит, но для него это слишком смахивало на «Подземелья и Драконы». Когда он начал серьёзно заниматься ПЛиО, решил вернулся к Толкину, которого считает Мастером. Читая Толкина, сфокусировав внимание на магии, понимаешь, говорит Мартин, что её там на самом деле очень немного. Гендальф волшебник — он мудр, но не одолевает целую армию шепотом заклинания. Марин считает, что в фэнтези магия должна служить приправой. Переборщив угробишь блюдо, таким же образом слишком много магии может испортить фэнтези. Магия должна быть волшебной — нечто нарушающее законы природы. В журнале фэнтези «Unknown», издававшимся между двумя Мировыми Войнами, Джон Вуд Кэмпбелл-младший рационально подходит к магии, относится к ней как к виду науки. Мартин с удовольствием читал выпуски, но этот подход к магии, как и подход ролевых игр это…просто наука, а не волшебство. Магия должна быть более таинственной. Писатель хотел для своего произведения поменьше Кэмпбелла и побольше Лавкрафта. Всё должно быть мрачно и не до конца постижимо. Заправлять нужно скудно, дабы приправа имела эффект.
 

 

Почему в «Пире для Воронов», некоторые главы помечены названиями, a другие именами?

Мартин предлагает нам попробовать догадаться самим.

 

Насколько важен реализм в работе Мартина?

Писатель старается придать некоторый реализм своим фянтезийным произведениям. Очевидно,
что его персонажи и мир не существуют, но ему хочется придать им ощущение реальности.
Будучи поклонником исторической литературы, Мартин хочет, что-бы его книги обладали реализмом, присущим этому жанру.

 

 Мартин взволнован перспективой публикации чужой книги под названием «Танец с Драконами»

 

Задумывал ли Мартин другие названия для книг ПЛиО, которые в итоге не использовал?

Пока что все придуманные названия книг были использованы. ПЛиО задумывалась как трилогия, и Мартину нравятся все названия книг — они хорошо звучат. Это не говорит о том, что он не сменит на лучшее название, если придумает таковое. Он опубликовал названия всех будущих книг надеясь на то, что их никто не использует до него. И всё же писатель взволнован перспективой публикации чужой книги под названием «Танец с Драконами» до него. «Грёзы Февра» изначально назывались «Река крови», потом «Красная жажда», после были ещё два названия. Некоторые издатели имеют слово в этом решении, но не в его случае.

Сериал HBO назван «Игра Престолов», а не «Песнь Льда и Огня». Второй сезон будет назван «Игра Престолов — Сезон 2». Мартин одобряет выбор названия телесериала.

 

Знает ли Мартин, как закончится сага?

Знает, но нам не скажет.

 

Легче ли будет дописать оставшиеся после «Танца с Драконами» книги?

Мартин не хочет испытывать судьбу, сказав, что да. Его удручает длительность написания последней книги. Некоторые поклонники жалуются, что он недостаточно часто докладывает о продвижении книги и ожидаемого финала. Оказывается, есть даже поклонники, уверенные в том, что он давненько дописал Танец, и теперь задерживает его от публикации.

 

Повлияла ли прошлая деятельность Мартина как сценариста для TV-сериалов на ПЛиО?

Да. Мартин 10 лет работал на телевидении (1985-95), писал сценарии к множеству телесериалов. В то же время он писал и редактировал серию «Дикие Карты». И то и другое повлияло на структуру саги. Телевидение движимо коммерческой рекламой. В воздухе постоянно витает страх, что во время реклам публика переключится на другой канал если сцена закончится на скучной ноте. Поэтому каждая серия строится из «действий», заканчивающихся на кульминационных моментах перед выходом на рекламы. Мартин решил, что такай структура подойдёт и для книг, да только вместо перехода на рекламу он чередует персонажей. Некоторые читают книги по-персонажно а не по-главно, что огорчает Мартина, ибо получается, что его чёткую структуру обходят боком. Помимо того, него опыт на телевидении очень повлиял на то, как он пишет диалоги.

 

Будут ли ещё истории в серии о «Межевом Рыцаре»?

Да, но ПЛиО на первом месте, так что только в промежутках между книгами саги.

 

В других произведениях Мартина присутствует мотив истории приятелей («Грёзы Февра», «Бег Охотника») — между персонажами возникает глубокая дружеская привязанность. Если ввести этот мотив в ПЛиО, между кем бы он возник?

Джон и Сэм приятели…но эти отношения искажает назначение Джона Лордом-Коммандером. В главе Джона, которую писатель зачитал, он показывает как одиноко быть предводителем. Мартин считает, что дружба важна. В новой книге некоторые ситуации можно расценить как истории приятелей, но и у здесь не без подвоха.

 

Когда Мартин пишет о пире, он хочет, что бы вы отведали пищу, услышали её запах.

 

Отношение Мартина ко всем жутким вещам, которые происходят с его персонажами.

Сложный вопрос. Как писатель, ты сочиняешь такие истории, которые тебе бы хотелось читать. Мартину нравятся истории, которые его вовлекают в происходящее, но он терпеть не может предсказуемость. Ему нравится удивлять читателей. Литература нас обогащает во многих смыслах, но что важнее всего — мы учимся на чужом опыте. Лучшие книги заставляют читателя почувствовать, что это всё происходит с ним. «Властелина Колец» Мартин прочёл в средней школе, и несмотря на то, что он не помнит ни соучеников ни учителей, он прекрасно помнит всё, что происходило в книге. Для него эти вымышленные события куда реальней и живее в памяти, чем то, что происходило с ним в то время. Добиться такого эффекта можно следуя некоторым техникам — привлечь эмоции читателя, заставить прочувствовать всё как будто по-настоящему. Таким образом завлекаешь их чувства. Когда Мартин пишет о пире, он хочет, что бы вы отведали пищу, услышали её запах. Что бы сексуальные сцены возбудили или испугали вас. Что бы вы устрашились батальных сцен. Война состоит из скучного полотна, перемежаемого моментами великого ужаса. Войны — часть фэнтези. Есть страх, а есть «страх»…мы наслаждаемся проездом на американских горках в лунапарке, называя это чувство «страхом» — но ведь это не страх. Мы же не думаем, что погибнем прямо там, на горках. Другую форму страха мы ощущаем, прохаживаясь в одиночестве по тёмной улочке, подозревая, что за нами кто-то следует. Мы не волнуемся за Индиану Джонс, когда ему угрожают 40 нацистов — мы твёрдо знаем, он выпутается из ситуации. Мы получим удовольствие от сцены, но она не пробудит наши чувства. Мартин хочет, что бы читатель ощущал неуверенность в судьбе всех персонажей — любой может умереть в любой момент. И это ощущение надо было создать с самого начала серии. Никто не в безопасности.

 

«В конце концов каждый напишет историю, не предназначенную для глаз его матери»

 

Персонажи — писал ли кого-то Мартин со знакомых людей?

Да, с некоторых писал. Как писатель придумывает персонажей? Основывает их на знакомых нам людях, персонажах, и на самом себе. Ты сам — величайший источник вдохновения для любого персонажа, ибо самого себя ты знаешь лучше всех. Сопереживание — важнейший из навыков писателя, эта способность вообразить, что ты не ты, а кто-то другой. Персонаж не станет копией кузена Фреда, однако в нём можно будет проследить некоторые фредовы черты. В итоге получается смесь составляющих. Важнее всего для писателя — сопереживание и его собственная личность.

Проводя мастер-класс на семинарах писателей, Мартин даёт студентам задание — анонимно написать страничку о худшем поступке в их жизни. Это хорошая проверка для писателей, ведь от них требуется определённая уязвимость. В конце концов каждый напишет историю, не предназначенную для глаз его матери. Большинство из нас святые и грешники, и даже самые героичные совершали постыдные поступки.

Другое полезное занятие для писателя — написать историю с точки зрения ненавистного вам человека. Такого, который нарушает все ваши…допустим если вы из правых, пишите с точки зрения коммуниста. Постарайтесь придать этому персонажу человечность. Это отличное упражнение для развития сопереживания. Мартин старается вжиться во всех своих персонажей. Даже в Теона. У Теона свои соображения, которыми он руководствуется совершая ужасающие поступки, так что надо иметь способность узреть и понять причину того или иного действия.

 

«Писатель-садовник роет яму в земле и поливает её своей кровью»

 

O том, какой Мартин писатель.

Мартин считает, что бывает два вида писателей — архитекторы и садовники. Архитектор продумывает всё перед тем, как приступает к написанию. Он готовит макеты и эскизы, следуя которым здание будет возведено. Садовник же роет яму в земле и поливает её своей кровью. Садовник заранее знает что он посадил, но немногим более того. ДРРМ и Толкин в большей степени садовники, чем архитекторы. Как аналогию Мартин приводит путешествие — вот он собирается навестить Северную Ирландию. У него есть карта и GPS, он знает какие места навестит, но всевозможные повороты дороги ему пока неизвестны. Не знает он и с какими автостопщиками познакомится по пути, в каких ресторанах пообедает. Таковы и книги Мартина. Все эти мелкие детали доставляют ему море удовольствия в этом путешествии. Для архитектора всё наслаждение заключается в этапе эскизов.

 

Возрастающее значение религии в саге

Возрождение религии в Вестеросе будет возрастать всё сильней в дальнейших книгах.

 

Есть ли книги, которые вы терпеть не можете?

Мартин не собирается злословить о других писателях. Не раз он не дочитывал книги, которые его не захватывали. Пакуя книги в эту поездку, писатель обратил внимание на то, что на его полках слишком много недочитанных книг. Вместе с тем он предпочитает концентрировать внимание на хороших книгах и писателях.

 

Вписал ли Мартин в cагу что-то такое, за что готов пнуть себя?

Не сказать, что готов пнуть, но из-за очень сложного сюжета ему приходится жонглировать слишком многими шарами симультанно. Ему и впрям нужны были 7 Королевств? Можно было обойтись и пятью. Или зачем 9 Вольных городов? Вот к примеру Джин Вулф [американский фантаст и фэнтезист, много лет работал редактором журнала «Промышленная технология»] дописал целую серию иа четырёх книг и лишь потом отослал их агенту, так как его доход не зависил от писательской деятельности. Порой Мартину хочется иметь свободу Вульфа. Однако если бы дела обстояли так, мы бы не прочли и главы ПЛиО. Но у Мартина нет дополнительных доходов, кроме гонораров, а ссуду за дом платить всё же надо, вот и приходится публиковать книги как только дописал их, ну и после разбираться с результатами. Иногда хочется иметь свободу пересматривать и что-то да менять в книгах.

16 комментариев к статье “Мартин на Октоконе”

  1. Леди боли:

    Что я любила в Мартине, так это магию. Толкиена кстати тоже за это люблю. Других читаешь так это прямо РПГ можно делать- одни описания работы системы магии и прочая скукота.

  2. mary:

    О «Грёзах Февра» — когда читала, задумалась над переводом названия (очень удачного, на мой взгляд, названия). С одной стороны очень романтично вышло, с другой стороны совершенно потеряна важнейшая игра слов. Помню тогда придумала альтернативное название «Лихирадочный сон», но для этого реку Февр пришлось бы переименовать в Лихирад 🙂

    О садовниках и архитекторах — будучи последней, подтверждаю — максимум удовольствия получаешь на этапе зарисовок. Эх, посадить, что-ли, деревце?

    Магия — мне тоже нравится Мартиновский подход. Но он прав, есть авторы, которым это подходит. Вспоминаю Гарри Поттера — деткам интересно читать о такой магии, потому, что её можно понять — она систематична и даже преподаётся в школе. Но в ПЛиО подробное описание уроков зельеварения (которые возможно проводятся в Цитадели) смотрелись бы нелепо.

  3. Леди боли:

    Да, В ГП такой подход оправдан тем что там школа магии и требуется система. Как прикину в ПЛИО «поднимите голову мертвеца и втяните огонь от факела (1д8 урона от огня)потом вдохните алямя в грудь мертвеца. Если спасбросок удачи был удачен, то мертвец оживет. Но вряд ли это будет удачно для вас »
    А я садовница. Иногда правда мои кактысы начинают расти в какие попало стороны.

  4. mary:

    @Леди боли
    😀 😀 😀

  5. twinchenzo:

    >втяните огонь от факела (1д8 урона от огня)
    вы чтооо, какие 1д8, 1д6! )))

    мне, кстати, тоже подход мартина к магии нравится. тем его серия и отличительна — освежающим реализмом происходящего со всего лишь чуточкой необъяснимого )
    с другой стороны, объемные рассуждения о природе магии у того же Джордана весьма и весьма доставляют. каждому свое.

  6. mary:

    Ох, даже не буду спрашивать что стоит за этими мистическими знаками, 1д8/6… 😀

  7. Lady Sansa:

    Хорошее новое слово русское вы придумали — симультанно (одновременно? ;)), спасибо за перевод!

  8. mary:

    Хорошее новое слово русское вы придумали – симультанно (одновременно?)
    Кхм…разве не так?

  9. Lady Sansa:

    Первый раз такое встречаю в великом могучем 🙂

  10. mary:

    Пошла искать — первый же результат в Google — http://enc-dic.com/synonym/Simultanno-78549.html 😉

  11. Lady Sansa:

    Сейчас конечно английские слова вовсю тащат в русский язык, но в классических словарях русского языка такого слова пока к счатью нет 🙂
    http://gramota.ru/slovari/dic/?word=%F1%E8%EC%F3%EB%FC%F2%E0%ED%ED%EE&all=x

  12. mary:

    Ладно, сдаюсь 🙂 Вот такой значит мой могучий…
    ___________
    Нет, передумала! В русский всегда тащили слова из разных языков, чем это слово хуже других? 🙂

  13. Lady Sansa:

    Вот мне эта тенденция не нравится, я это таскание иностранных слов зело осуждаю! 🙂

  14. mary:

    Ну и как бы ты сказала по-русски, что хочешь прогуляться по бульвару и отведать кофейку в уютном ресторане? 😉

  15. Lady Sansa:

    Одно дело использовать иностранные слова для обозначения того, для чего нет точных русских слов, которые полностью передадут смысл оригинала. Совсем другое использовать английское слово, когда есть отличный и точный русский аналог. «Одновременно» имеет в точности тот же смысл что и simultaneously по-английски 🙂

  16. mary:

    Отличный аргумент, согласна (просто я оба слова воспринимаю как русские))

Оставить комментарий

*

*