Игра Престолов » D&D — Дэвид Беньофф и Дэн Вайсс о втором сезоне
Перевод Танца с Драконами

D&D — Дэвид Беньофф и Дэн Вайсс о втором сезоне

Второй сезон сериала «Игра престолов» уже перевалил за середину, и сейчас самое время оценить работу сценаристов-продюсеров Дэвида Беньоффа и Дэна Вайсса. Вот что они поведали в интервью Westeros.org:

Перевод: Tosik, Lady Sansa

* * *

Насколько близко к оригиналу вы передаете сюжет?

Дэвид: Мотив тот же, что и в первом сезоне: пытаться передать все как можно точнее, не забывая при этом, что это — все же адаптация. Сейчас мы относимся к сериалу как к обработке «Песни Льда и Пламени», а не следуем в точности каждой книге, таким образом некоторые элементы третьей книги попадают во второй сезон, точно так же, как некоторые из второй — отправятся в третий.

Дэн: Если бы мы не любили эти книги, мы бы не посвятили последние шесть лет нашей жизни этой работе.

Что было самым сложным при адаптации?

Дэвид: Только масштабность. Книги огромны: в них так много сюжетных линий и так много персонажей. У нас есть 10 часов, что здорово — когда агент Джорджа прислал нам книги, он предложил делать полнометражные фильмы. Агент предложил, не Джордж. Мы сразу поняли, что это невозможно. Даже в десять часов мы не можем вместить все. Если бы мы попытались показать каждого персонажа этой саги, мы бы получили около 45 секунд на каждую сюжетную линию серии.

Какова была реакция фанатов?

Дэн: Мы были по-настоящему удовлетворены чрезвычайно положительными отзывами поклонников, читающих и любящих эти книги, их пониманием того, что телевизионный сериал отличается от фильма, и это не роман — оно имеет свои законы, и того, что мы любим этот материал так же, как и они.

Что именно в книгах вы любите?

Дэвид: Для меня это прежде всего персонажи. Помню, впервые читая тот момент, когда Бран выпал из окна, я осознал, что читаю нечто крайне не похожее на любое прочитанное ранее фэнтези — вообще на любой прочитанный роман. Вас словно поглощают эти персонажи и вы привязываетесь к ним, даже к тем, кто вам не симпатичен, вы испытываете интерес. А потом с ними происходят ужасные вещи. Джордж Мартин похож на беспощадного бога. Это держит в сильном напряжении. Когда Нед умирает в книге, это шокирует, ведь вы уверены, что главный герой не может умереть. Как только вы понимаете, что в этом мире герои умирают, он становится намного более страшным. Все это делает сюжет качественной драмой.

Дэн: Возможность попасть в такой удивительный, эпичный мир фэнтези и то, что он содержит персонажей, с которыми вам хотелось бы (или не хотелось бы!) пообедать, так как они ощущаются такими же реальными, как люди, которых вы встречаете в повседневной жизни. Это очень редкий опыт.

Вы считаете, что отзывы зрителей так хороши из-за того, что персонажи правдоподобны?

Дэн: Да, их проблемы весьма походят на наши. Это не тот тип историй, где они ищут волшебный меч или что-то подобное.

Дэвид: Ага, каждый день думаю, чем покормить своих драконов.

Принимая во внимание отход Алана Болла от написания сценариев для «Настоящей Крови», видите ли вы себя в кресле сценаристов сериала до самого его окончания или же предполагаете свой уход из команды на каком-то этапе?

Дэвид: Знаете, мы с самого начала полюбили свою работу, и когда мы познакомились с HBO и получили проект, мы сразу сказали им о потенциальных восьми-девяти сезонах — одной истории, с началом, серединой и концом. Практически для каждого сериала на телевидении, даже великих прошлых сериалов, команда сценаристов приходит с заготовкой на сезон вперед. Могут быть некоторые исключения — думаю, что Мэтт Вейнер («Безумцы») и Винс Гиллиган («Во все тяжкие») знают, чем все завершится — но мы говорим о потенциальных 80-90 часах истории, которую мы бы хотели увидеть до конца.

Дэн: Не могу себе представить — пока нам дают продолжать — что мы когда-нибудь откажемся от этой работы.

Могу я спросить, сколько серий вы написали для этого сезона?

Дэвид: Для второго?

Да.

Дэн: Мы еще не закончили писать, так что мы не можем…

Дэвид: Второй сезон! Второй!

Дэн: Ах, второй, его мы уже дописали, да…

Дэвид: Шесть серий, Ванесса Тейлор написала две, Брайан Когман и Джордж Мартин — по одной.

Если Джордж — бог, кто в таком случае вы?

Дэвид: Кто в таком случае мы?

Дэн: Ученики? Апостолы? Я недостаточно хорошо соображаю в этот ранний час.

Есть ли у вас самый любимый персонаж?

Дэвид: Это все равно, что пытаться выбрать любимого приемного ребенка — я не говорю просто «ребенка», потому что все они дети Джорджа — но если надо выделить кого-то одного любимого во втором сезоне, я бы назвал Теона Грейджоя. У него очень захватывающая сюжетная линия во втором сезоне, и Альфи Аллен прекрасно её играет. Я на самом деле люблю их всех, но линия Теона особенно увлекает.

Дэн, я обожаю рубашки «Каратека», такие, как сейчас на Вас. Где я могу их достать?

Дэн: К сожалению, Джордан Мехнер — создатель «Каратеки» — подарил ее мне и я не уверен, что они уже поступили в продажу. Они скоро должны появиться, все-таки он выпускает новую версию игры.

Когда вы набрасываете план сезона и пишете сценарий, насколько вы должны учитывать бюджет?

Дэн: Очень сильно. Всегда в итоге обнаруживаются вещи, которые вы хотите реализовать, но не можете это сделать, так что приходиться выбирать наиболее важное.

Это битвы в основном приходится вырезать?

Дэвид: Во втором сезоне мы знали, что очень хотим показать Битву на Черноводной — свою версию битвы, мы не можем показать ее в точности, как в книге, так как это требует месяцы съемок и 50 милионов долларов, которых у нас нет — но мы хотели показать сражение, а не оставить его в очередной раз за кадром. Временами мы будем вынуждены так делать, но в этом сезоне все построено вокруг Битвы на Черноводной и очень много сюжетных линий переплетаются вокруг нее, так что оставлять ее за кадром или ограничиваться докладом Ланселя Ланнистера Серсее в Твердыне Мэйегора о том, то происходит снаружи без непосредственной демонстрации мы не хотели.

Таким образом мы старались отстоять Битву, сохранив для нее время в расписании и оставив достаточное количество долларов… даже попросив HBO добавить еще денег, так как понимали, что их не хватало. И тем не менее наша версия все равно вышла не такая грандиозная, как книжная.

Дэн: HBO была весьма щедра, когда мы протянули свои шляпы.

Нас ждёт что-то вроде битвы за Хельмову Падь?

Дэн: Интересно, но нам кажется — не только по бюджетным причинам, но и по причинам стиля и духа шоу — что показывание огромного действа таким образом, как это сделано в фильмах вроде Властелина Колец, не передаёт духа сериала.Я без ума от этих фильмов, но в них не чувствуется атмосферы сериала; не хватает кадров из нижних точек, приземленного вида. Иногда не хочется гигантского, широкого взгляда, потому что это может отдалить вас от мира вместо того, чтобы погрузить в него. Мы хотим, чтобы люди почувствовали битву, как будто они внутри неё, покрытые дерьмом, грязью и кровью.

Дэвид: То, что сделано во «Властелине колец» — грандиозно.

Дэн: Грандиозно ли это до сих пор? Я не разбираюсь в технических вопросах. Может теперь это уже не грандиозно, а просто масштабно…

Дэвид: Да, масштабно. Но эти сцены показываются с позиций высшего наблюдателя. В нашей версии битвы мы находимся вместе с Тирионом, Давосом или Станнисом и смотрим на битву их глазами.

Как вы решаете, каких персонажей оставить, а каких отбросить?

Дэн: В конечном итоге в книге так много действующих лиц, что мы сказали Джорджу, что если будем снимать всех, то потратим весь бюджет на кастинг, не оставив ни копейки на камеры, команду и аппаратуру.

Дэвид: Нам важно не забывать, что мы создаем это для аудитории, в которой меньшинство читало книги, а большинство — нет. Мы хотим обращаться к обеим группам. Персонажей громадное количество. Не думаю, что на телевидении есть больший актерский состав…

Дэн: Уверен, что нет.

Дэвид: …и я не думаю, что кто-либо еще просит зрителей следить за таким количеством линий и персонажей. Кроме того нужно учитывать, что есть действующие лица из второй книги, которые не появятся в этом сезоне, однако будут позже. И так очень много новых персонажей введено во втором сезоне, так что некоторых мы оставили на следующий. Они не выброшены, они просто отложены.

Дэн: Тут главное — когда персонаж становится важным для повествования. Мы не можем позволить себе томить зрителей в ожидании, когда же начнётся наконец линия этого персонажа.

Есть ли персонажи, которые вы можете использовать для сокращения истории?

Дэвид: Есть.

Можете назвать пример?

Дэвид: Нет, честно говоря. Мы предпочитаем, чтобы зрители сами это увидели.

А в первом сезоне?

Дэн: Ну, к примеру, Большой Джон Амбер. У Робба много знаменщиков, и мы не можем показывать их всех, так что мы решили выбрать одного из них и сконцентрироваться на нём, он как бы олицетворяет всех знаменщиков вместе.

Дэвид: Или Джори. Нед взял с собой нескольких стражников с Севера, в книге они участвуют в диалогах, известны их имена. Но мы хотели сконцентрироваться на одном персонаже. Так что надеемся, что зрители что-то почувствовали, когда он умер.

Джордж как-то заикнулся об эффекте бабочки, когда маленькое изменение ведёт к большим последствиям. Понятное дело, при адаптации изменения необходимы, но насколько вы держите в уме план на весь сериал (80-90 часов), или главное — это текущий сезон, а потом хоть потоп?

Дэн: Надо с одной стороны держать в уме долгосрочный план, с другой стороны — то, над чем работаешь конкретно сейчас. Если текущий сезон получится плохо, то сериал закроют раньше, чем мы доберёмся до 75-ой серии. Так что мы пытаемся каждую сцену сделать максимально хорошей. Но в то же время мы не хотим испортить что-то в будущем.

Мне очень нравится персонаж Робба Старка, и актёр играет его просто прекрасно. В книгах от его лица не ведётся повествование, как вы пишете эту роль?

Дэвид: В книгах мы видим Робба глазами множества других персонажей, но никогда не можем заглянуть в его мысли. Нам с одной стороны понравился сам персонаж, с другой стороны — признаемся честно — на нас повлияло и потрясающе сильное исполнение роли Ричардом Мэдденом. Так что нам не захотелось выкидывать его почти полностью из второго сезона. Он важнейший персонаж — наследник Неда Старка, лидер Севера — так что нам захотелось дать ему больше экранного времени. Надеемся, что мы не исказили характер персонажа, созданного Джорджем.

Создали ли вы каких-то персонажей, которых не было в книге? Если не ошибаюсь, Роз — ваше изобретение?

Дэвид: Её нет в книгах. Но она, пожалуй, единственный такой персонаж, который приходит в голову.

Мы её ещё увидим?

Дэвид: Да. В книге есть песрсонажи-проститутки, которых Роз в какой-то степени объединяет в одно целое.

Дэн: Эсме Бьянко вообще-то должна была сыграть всего в одной сцене, но нам так понравилось, как она сыграла, что мы вдруг поняли, что через Роз мы можем представить целый ряд персонажей, которые не находятся в центре повествования. Так что по ходу развития событий она может выполнить функции пяти-шести разных книжных персонажей и пригодиться нам для многих разных задач.

Некторые считают, что в сериале больше секса, чем в книгах…

Дэвид: В книгах секса больше, чем в сериале.

Дэн: Если бы мы показали весь секс, что есть в книге, то вы бы сейчас разговаривали с нами через тюремную решётку.

Дэвид: Я вот думаю о той сцене из «Танца с драконами» и… честно говоря, не представляю, как мы будем её снимать. Есть сцены из книги, которые мы не включили по моральным или правовым причинам. Я говорю о тех сценах, в которых участвуют дети. Конечно в сериале есть сцены, которых нет в книге, но я думаю, что по количеству секса и степени его визуализации сериал и книга находятся приблизительно на одном уровне. Это как раз одно из многого, что нам нравится в книгах Джорджа: Бильбо Бэггинс вряд ли когда-то испытывал эрекцию, а в этих книгах персонажи думают о сексе, и это реалистично с нашей точки зрения.

Вы регулярно общаетесь с Джорджем?

Дэн: Джордж каждый сезон пишет сценарий для одного эпизода. И мы с ним постоянно консультируемся по вопросам сюжета. Мы задаём много вопросов, но не хотим отвлекать от самого главного — написания этих объёмных фэнтази-книг. Но да, Джордж участвует в процессе.

Дэвид: Джордж просматривает все записи кастингов на закрытом видео-сайте — ну я, по крайней мере, надеюсь, что он закрытый. И в этом сезоне одним из основных новых персонажей была Бриенна. И когда он посмотрел пробы Гвендолин Кристи, то это был тот случай, когда все сошлись во мнении: «Это она».

Дэн: Мы сказали «Это она» ещё до того, как Гвендолин произнесла хоть слово. Достаточно было того, как она двигалась, как держалась. Мы тогда ещё подумали: «Только бы у неё оказался нормальный голос».

Дэвид: Насчёт подбора актрисы на эту роль мы волновались. Для многих ролей мы стараемся чтобы актёр соотвествовал описанию внешности по книге. Но если попадается очень классный актёр — например, Лиам Каннингем совсем не похож внешне на Давоса из книги, признаемся честно, что он выглядит красивее и должен играть ведущую роль — то мы идём на компромис. Но в случае Бриенны, определённая внешность имеет важное значение. Если она не будет выглядеть крупной и сильной, то зритель в это не поверит. Так что когда Гвендолин вошла в комнату, то знаете, она так посмотрела на меня сверху вниз, а я почти 190 см роста, и мы сразу подумали: «Боже, пусть она хорошо сыграет!». И она сыграла не просто хорошо, а великолепно. Это было такое облегчение.

Чего нам ждать от второго сезона?

Дэвид: Мир расширяется. В первой книге множество персонажей находятся в начале в одном месте и потом уже расходятся в разные стороны. На экране это воплотить было очень-очень трудно. Мы решили это частично за счёт съемок в трех разных местах: Ирландия, Северная Ирландия и Хорватия. И все эти места — великолепны. Кроме того, актёры, уже игравшие в первом сезоне, теперь лучше знают своих персонажей, и нам тоже уже легче писать об этих персонажах. Появились новые персонажи, и новые супер-замечательные актёры. В общем, масштаб стал больше, и мне кажется всё стало красивее, всё стало выглядеть лучше, чем в первом сезоне.

Дэн: И романтика. Во втором сезоне больше любовных историй. Не просто секс, а любовь. Сексапильная любовь.

Оставить комментарий

*

*